Прошедшие мероприятия:

News image

HORSE THE BAND (U.S.A.) в клубе Бинго

Nathan Winneke – vocals Daniel Pouliot – drums David Isen – guitar Jeremiah Bignell – bass guitar Erik Engstrom – synthesizer / LSDJ ...

Интервью с легендой:

News image

Интервью: DJ Kostas

GT: У каждого человека, стремящегося к успеху, есть своя история. Расскажи, как ты начинал? Начинал я в 2004 году с AMG cafe. Там работал мой при...



История House
Музыка - Прошлое, настоящее и будущее

  история house

1985 год. Корни.

Нравится это вам или нет, но хаус является первым и ближайшим потомком диско. диско существовало уже десяток лет к тому времени, когда появились первые электронные ударные треки из Чикаго, и в это время оно уже деградировало под влиянием коммерческой эксплуатации, расистских и сексуальных предрассудков, кульминацией чего стали анти-диско акции. Во время одной из таких акций, пришедшие на бейсбольный матч в Чикаго люди принесли с собой диско-записи и сожгли их на огромном костре после матча. диско задыхалось под грузом огромного количества популярных записей, большинство из которых были весьма низкого качества. Но андеграундная сцена уже отступила от диско и сделала шаг в другом направлении. Начали появляться новые, более глубокие, грубые, резкие стили, которые были специально предназначены для того, чтобы заставить людей танцевать. Уже в рамках диско выходили первые компиляции на виниле, предназначенные специально для ди-джеев. В них были продолжительные паузы в ударниках, специально для целей микширования. И ранние 80-е годы показали жизнеспособность этих компиляций. Треки 'Thanks To You' от Sinnamon, 'You're The One For Me' от D-Train и 'Don't Make Me Wait' от The Peech Boys постоянно использовались ди-джеями в течении последних 10 лет. И их ранее никем не слышанное синтезированное звучание измененило направление развития танцевальной музыки.

Но не стоит думать, что в основе хауса лежит только американская музыка. Европейская музыка, в частности британский электронный поп - Depeche Mode и Soft Cell и более ранние Giorgio Moroder, Klein - MBO и тысячи итальянских записей были чрезвычайно популярны в американских мегаполисах - Нью-Йорке и Чикаго. Своей популярностью они обязаны двум легендарным клубам. Эти два клуба, последовательно ломавшие расовые и сексуальные барьеры и вошедших в историю танцевальной музыки - Warehouse в Чикаго и Paradise Garage в Нью-Йорке. До их появления, да и после, нормой были раздельные вечеринки для черных, латиноамериканцев, гомосексуалистов. Но при открытии в 1977 году Warehouse под руководством Frankie Knuckles и Garage с Larry Levan, акцент был сделан только на музыке. (По иронии судьбы, первоначально основатели Warehouse хотели пригласить Levan, но тот не захотел покинуть Нью-Йорк). И музыка была такой же разнообразной, как и посетители - основанная на ритм-н-блюзе танцевальная музыка и диско, приправленное такими отличными вещами, как 'Magnificent Seven' от The Clash. Для большиства людей, эти клубы известны как родина двух направлений музыки: хаус и гараж. С самого начала подходы к музыке в Чикаго и в Нью-Йорке сильно отличались. Все записи из Нью-Йорка были исполнены в среднем или медленном темпе, а ребята из Чикаго засыпали под такую музыку - им нужно было больше энергии, - рассказывает Frankie Knuckles, комментируя свой переезд в Чикаго. Город Ветров был в большей степени подвержен влиянию европейского звучания и это стало очевидным после появления первых записей. В то время как гараж в Нью-Йорке медленно эволюционировал от First Choice и записей, вышедших на лэйблах Salsoul, West End и Prelude, в Чикаго такой эволюции не было. Мнения расходяться относительно того, какой же хаус-трек был самым первым, но, несомненно, он был написан Jessie Saunders и вышел на лэйбле Mitchball - возможно 'Fantasy' от Z Factor, а может быть другая мелодия от Z Factor - 'I Like To Do It In Fast Cars'. 'Fantasy' сейчас кажется совсем устаревшим, но в том время она была как будто инопланетной. На Земле еще не существовало такого сочетания - синтезированное звучание, перекликающееся с Kraftwerk, бас, почерпнутый из евробита, и простенькие сэмплы драм-машины. Достаточно сказать, что запись напоминает мрачную атмосферу промышленного Чикаго.

Эти записи не заводили людей по настоящему , - говорит Adonis, один из первых чикагских исполнителей. Первым был Jamie Principle с 'Waiting On Your Angel'. Посудите сами, еще до выхода на виниле это была самая заводная вещь в Чикаго на касстеах. Она была настолько горячей, что приехал Jessie Saunders и переписал ее слово за словом, ноту за нотой и выпустил на лэйбле Precision, принадлежавшем Larry Sherman. Она была настолько популярна, что вышло четыре или пять записей, использующих ее звучание . Однако вскоре, в течение года, в появились и другие исполнители. Saunders открыл свой лэйбл Jes-Say с Farley Keith (или Farley 'Jackmaster' Funk). Frankie Knuckles, который уже выпустил несколько ремиксов на Salsoul, также начал работать над своей собственной продукцией. В 1985 году стало понятно, что зарождается что-то очень грандиозное. Ron Hardy стал столпом чикагской клубной сцены, выпуская все новые мелодии. Он начал играть в The Music Box в то время, как Frankie Knuckles покинул Warehouse, а другие ди-джеи, такие как Farley и Hot Mix 5 сделали себе имя, играя на радиостанции WBMX. Но большинство ди-джеев в то время не выпускало свои записи - они делали музыку для расцветающих по всему городу клубов и вечеринок. Larry Heard и Robert Owens, позднее известные как Fingers Inc, и Steve Hurley экспериментировали с базовыми ритмами задолго до того, как стали выходить на виниле.

Я начал тренироваться в написании собственной музыки , - говорит Hurley. Я делал треки для игры в качестве ди-джея, серьезно не задумываясь об их выпуске - скорее о том, чтобы у меня было что-то, чего нет больше ни у кого. И один из этих треков, 'Music is the Key', имел настолько широкий отклик, что я решил занять денег и вместе с Rocky Jones выпустить его на виниле .

Это было начало DJ International Records, одного из двух лэйблов, которые предоставляли всем исполнителям в городе шанс выпустить свою музыку на виниле. Другой лэйбл - Trax Records, управляемый Larry Sherman, уже существовал к этому времени. Sherman основал его после провала более коммерческого лэйбла Precision. Композиция 'Music is the Key' (к слову, первая хаус-запись, включающая рэп) стала этапной в развитии хаус-музыки. Она объединила несколько музыкальных элементов и вокал. А через некоторое время вышедший также на DJ International трек 'Like This' от Chip E продемонстрировал вокальную технику, общеупотребительную и в наше время. Прошло совсем немного времени и звучание приобрело нынешнюю форму , - вспоминает ди-джей из Лондона Jazzy M. Он в это время работал в музыкальном магазине и был одним из энтузиастов хауса на английском радио. У него была собственная чрезвычайно популярная передача Jackin' Zone на пиратской радиостанции LWR. Все началось с выходом 'Like This' и 'No Way Back' от Adonis. Сначала это были просто программы для драм-машины и все называли это trax, как Chip E Trax и Kenny Jason Trax, но это и был хаус, разве что со слишком небогатым набором сэмплов. Я вспоминаю разговор с Colin Faver, который играл в этом стиле, о 'Like This' и мы оба были восхищены этим треком .

Между тем, в Нью-Йорке формировался собственный стиль, хотя развитие и шло более медленно. Пришедшие вслед за Shep Pettibone и Jellybean Benitez ди-джеи (Larry Levan, Tony Humphries, Timmy Regisford и Boyd Jarvis) создавали фундамент нового звучания. Это был гараж - клубный, в духе соула стиль, подогретый звучанием Colonel Abrams. Законченную форму гараж приобрел вместе с ранними выпусками лэйблов Supertonics, Easy Street и Ace Beat. Paul Scott был одним из первых с треком 'Off The Wall' в 1985 году, но еще до него существовала глубокий классический даб-трек 'You Don't Know' от Serious Intention, а еще раньше - 'Share The Night' от World Premiere.

1986 год.

Наряду с игравшим в Warehouse Frankie Knuckles, Ron Hardy готовил почву для широкого распространения хауса. Основой звучания Knuckles было диско, а Hardy использовал более грубые, дикие ритмические сэмплы. Он и основал клуб The Music Box. The Music Box был открыт для любого ди-джея из Чикаго. Исполнители приносили свои последние треки и Ron Hardy проверял реакцию танцпола на них. Одним из этих исполнителей был Larry Heard: Люди приносили свои записи на магнитных лентах и ди-джей ставил их. Это было частью ритуала - вы ставите трек и наблюдаете за реакцией толпы. Самыми популярными в клубе были мелодии от Robert Owens .

The Music Box был чистой воды андеграундом , - вспоминает Adonis. Мы приходили туда в середине зимы, а там было жарко как в преисподней, вокруг бродили люди со снятыми футболками. Ron Hardy выл настолько популярен, что во время его выступления тусовка выкрикивала его имя. И это не преувеличение - у меня есть лента, доказывающая это! Ron по настоящему вдохновлял народ. Однажды ночью я пришел туда, а уже на следующий день я записывал в студии 'No Way Back' . В 1985 году было мало записей и выходили они редко. К 1986 году струйка превратилась в поток и казалось, что в Чикаго каждый делает хаус-музыку. Появлялись новые таланты. Среди них были первые настоящие герои хауса-вокала: Liz Torres, Keith Nunally в паре с Steve Hurley и Robert Owens. Owens объединился с Larry Heard в команду Fingers Inc, хотя он уже работал в дуэте с Harri Dennis на треке 'Donnie' . Ключевые роли играли Adonis, Mr. Lee, K. Alexi и Marshall Jefferson. Последний использовал глубокое, мелодичное звучание, основанное на струнных и фортепиано.

Marshall работал со многими людьми - Harri Dennis и Vince Lawrence в проектах Jungle Wonz и Virgo, и написал ошеломляющий трек 'RU Hot Enough'. А затем появилась композиция 'Move Your Body'. Она и стала лучшей хаус-записью 1986 года, настолько мощной, что и Trax, и DJ International выпустили ее. Ее назвали Гимном хаус-музыки . Выпустив вместе с Hercules и On The House серию великолепных треков, Jefferson стал бесспорным королем хауса. Он основал звучание дип хауса сначала с вокалистом Curtis McClean, а затем с Ce Ce Rogers и Ten City. Я помню как опустел танцпол, когда впервые поставили эту запись, - смеется Jazzy M. В то время как он начинал в Манчестере, клубы Лондона ориентировались на хип-хоп и Грув. Люди удивлялись тому, что я играю Hi-NRG. Это стоило мне больших усилий, но все же они стали принимать эту музыку . Запись 'Move Your Body' открыла хаусу дорогу в Соединенное королевство. Ее начали ставить на пиратских радиостанциях Лондона, которые до того играли музыку в основном негритянского спектра. Примеру радисотанций последовали клубные ди-джеи - Mike Pickering, Colin Faver, Eddie Richards, Mark Moore и Noel и Maurice Watson. Последние два играли в первом ориентирующемся на хаус-музыку лондонском клубе - Delirium.

Радио также было причиной хаус-взрыва в Чикаго. До того, как Farley Jackmaster Funk принес свои записи на Hot Mix 5, он вел полуночное шоу на авантюрной радиостанции WBMX. До него на Hot Mix 5 уже отметились Mickey Oliver, Ralphie Rosario, Mario Diaz и Julian Perez, и Steve Hurley. Эта радиостанция давала людям возможность слушать любимую музыку.

Затем приобрел известность проводивший собственные вечеринки Lil Louis. К этому времени хаус был уже широко распоространен, хотя в Чикаго его все еще считали музыкой черных. Количество белых хаус-ди-джеев можно было пересчитать на пальцах одной руки, латиноамериканцев было чуть больше.

Среди лэйблов в чикагском хаусе еще два года доминировали ужасные близнецы - Trax и DJ International. Они контролировали все молодые таланты в округе и то и дело появлялись слухи об их сомнительной деятельности. Казалось, что все крадут у всех. В одну из таких историй был вовлечен и Frankie Knuckles. Это было сенсацией в то время , - вспоминает Adonis. Предполагали, что Frankie продал невышедшие пленки Jamie Principle, одновременно и DJ International, и Trax. После чего, в отместку Frankie, Jamie выпустил трек под названием 'Knucklehead'. И - Frankie вернулся в Нью-Йорк.

Rocky Jones из DJ International был убежден, что вскоре широчайшим рынком станет Европа. И действительно, хаус захлестнул Великобританию при помощи лэйбла London Records, выпустившего первые компиляции на основе ранних материалов DJ International. А Adonis, Marshall Jefferson, Fingers Inc., и Kevin Irving совершили турне по Британским клубам в рамках проекта 86 Chicago House Party.

DJ International и London приступили к выпуску первых хаус-хитов. Сначала вышли 'Jackmaster' от Farley и 'Love Can't Turn Around' от Funk, кавер-версия старой песни Isaac Hayes с вокалом от Daryl Pandy. 'Love Can't Turn Around' достиг десятого места в сентябрьских чартах 1986 года. Затем на виниле появилась запись, месяцы зревшая в клубах, и в конце концов стала первым номером в январе 1987 года -'Jack Your Body' от Jim Silk. Американцам было чем гордиться - их андеграундная клубная музыка приобрела широчайшую популярность в четырех тысячах миль от Америки. И успех трека от Steve Hurley не стал сюрпризом, хотя в нем и звучало всего три слова - название. Эта запись не была оригинальной - бас использовалсь из 'Let No Man Put Asunder' от First Choice, но она выражала настроения джэк-тусовки. Слово 'Jack', которое первоначально обозначало хаус-танцора, стало появляться везде - 'Jack The Box', 'Jack The House', 'Jack To The Sound', 'J-J-J-J-JJack-Jack-Jack-Jack'. Это и есть то самое, ставшее легендарным запинание на 'J'. Затем в клубах прогремел Raze от вашингтонского ди-джея Vaughan Mason, за ним последовал Jim Silk со своим хитом 'Jack The Groove'.

А как же гараж? Нью-Йорк просто не успевал за энергетикой, исходившей из Чикаго, но и там музыка не стояла на месте. Под влиянием Tony Humphries из клуба Zanzibar в Ньюарке (на радио он был известен с 1981 года), приобрело свою форму звучание джерси-гараж. Но нью-йоркское клубное звучание в то время определялось треками 'Jump Back' от Dhar Braxton и 'Hungry For Your Love' от Hanson - Davis, которые многое унаследовали от латинского стиля, но перекликались и с энергичным хаусом. А в Бруклине Tommy Musto, работащей на лэйбле Underworld/Apexton, и другие исполнители разрабатывали новый стиль, ведущий свои корни, подобно чикагскому хаус, из евробита и негритянской музыки. Отличием были чисто нью-йоркские настроение и темп.

1987 год.

Чикаго было общепризнаной столицей хауса с 1986 года, но другие города тоже не спали. Не только в США, но и по всему миру воспринимали новую музыку, работали над собственными вещами и ждали своего времени. Первый выстрел прозвучал из Нью-Йорка и он показал, что город готов принять на себя роль столицы. Снарядом была запись 'Do It Properly' от 2 Puerto Ricans, A Blackman and A Dominican. Трек'Do It Properly' был по существу плагиатом с 'No Way Back' от Adonis, с богатым набором сэмплов и отличными электронными аккордами. Он был первым звеном в длинной веренице нью-йоркских хаус-треков. Исполняли его Robert Clivilles и David Cole, при участии David Morales. После чего несколько парней из Бруклина пригласили Todd Terry, чтобы написать парочку треков со свободным грувом для лэйбла Fourth Floor Records в рамках акции Masters At Work.

Звучание, берущее свое начало в Нью-Йорке и Нью-Джерси, - это глубокая клубная музыка с корнями в ритм-н-блюзе. Акцент был сделан на вокале (хотя и существовала великолепная глубокая, эмоциональная, инструментальная композиция 'B-Cause' от Jump St. Man). Выражение этот акцент нашел в треках 'Take Some Time' от Arnold Jarvis, 'Without You' от Touch, 'Let's Work It Out' от Exit и вышедшими на Movin записями. Новый лэйбл заявил о себе записями из клуба East Orange в Нью-Джерси - 'Don't Turn Your Love' от Park Ave. Примечательно, что в то время, как вышел первый хит в стиле гараж, клуб Paradise Garage - Larry Levan уже покинул его - был закрыт. Но волна была подхвачена Blaze, который записал 'If You Should Need A Friend', и Jomanda. Оба объединились на новом нью-йоркском лэйбле Quark.

дип хаус появился в Чикаго в ответ на потребность хаус-музыки в вокале. Наряду с треками Marshall Jefferson, 'Let The Music Use You' от Nightwriters, ремиксированный Frankie Knuckles, с вокалом от Ricky Dillard определяет звучание дип хауса. Эта запись через год стала гимном британской акции Summer Of Love. И это было только начало. В дело вступила Kym Mazelle с треками 'Taste My Love' и 'I'm A Lover'. В это же время Ralphie Rosario запустил грандиозный 'You Used To Hold Me', характерный завываниями Xavier Gold. Затем был трек 'I Can't Stay Away' от Ragtyme с вокалом от нового Smokey Robinson - Byron Stingily. Чуть позже, выпустив бесхитростный 'Mr Fixit Man', Ragtyme переименовались в Ten Clty. Но было еще одно течение в Чикаго, ведомое таинственными, меланхоличными песнями от Fingers Inc. и треками 'Don't Stop The Music' от MK II и 'Move My Body' от 2 House People. К 1987 году хаус перестал быть привилегией двух городов, вирус проник всюду. Но вскоре он был потеснен новой музыкой.

Стало очевидным, что Британия, уже испытавшая бум клубной культуры в середине 80-х, скоро скажет свое слово. Одна за одной проходили акции: Hotline от Huddersfield, The Beatmasters и многие другие при участии ди-джеев Ian B и Eddie Richards. Первым успешным британским хаус-треком стал 'Carino' от T-Coy и ди-джея Mike Pickering из манчестерского клуба Hacienda, одного из первых клубов в Британии, посвящавшим целые ночи хаус-музыке. Его фанковые басы и латинскими фортепианные проигрыши покорили всех. Запись 'Carino' звучала всюду, даже в ранее акцентировавшемся на рэпе и фанке лондонском клубе Raw. Но более открытые английские поп-чарты (по сравнению с, например, Billboard) послужили причиной коммерциализации звучания. 'Pump Up The Volume' от M/A/R/R/S была весьма легковесной композицией, основанной на бите хауса с несколькими оригинальными (в то время) сэмплами, но она произвела фурор на танцполе и прошло совсем не много времени, как при поддержке клубов она стала первым номером в чартах и продержалась там невероятные три недели. В то же самое время не последнее место занимала другая композиция из Чикаго - 'House Nation' от House Master Boyz. Коммерциализация хауса (или поп-хауса ) в Британии стала очевидной с выходом серии 'Jack Mix' (все звезды на одной пластинке) - ужасными мегамиксами всех хаус-хитов.

В очередной раз музыкальная революция произошла на андеграундной сцене Штатов. В это время в Чикаго околачивались несколько исполнителей из Детройта. Именно они и потрясли танцпол своими произведениями. Одним из них был Juan Atkins. Он писал свои треки уже в начале 80-х под псевдонимом Cybotron и специализировался на космическом электро-фанке, подогретом евроритмами от Kraftwerk. Но прогресс был очень медленным и, к тому же, электро уже составило органичный сплав с рэпом. К 1985 году звучание Atkins стало менятся под влиянием таких записей, как 'No UFO's' от Model 500. К Atkins присоединились два соратника (они учились в той же школе), разделявшие его пристрастие к европейской музыке. Вдохновленные чикагской музыкой, они начали экспериментировать в создании треков и вскоре выпустили свои первые записи. Derrick May написал 'Let's Go' от X-Ray, а Kevin Saunderson - 'Triangle Of Love' от Kreem. Эти треки даже с большой натяжкой трудно назвать классическими, но они послужил первой ступенью к вещам, показывающим настоящую силу этих исполнителей. Kevin выпустил 'Force Field' и 'Just Want Another Chance', Juan поспешил с 'Sound Of Stereo' от Model 500, но настояшим героем стал Derrick с 'Nude Photo', 'Kaos' и 'The Dance' от Rhythim Is Rhythm. Все стали хитами в Чикаго, а последняя послужила прообразом для множества записей в течение нескольких лет. После окончания колледжа Kevin, Derrick и Juan объединились в трио Belleville Three. Еще два исполнителя помогали выковывать отличный звук: Eddie Fowlkes и Blake Baxter. Это звучание было быстрее, яростнее. Оно было даже ближе к европейскому электробиту, разрывало все отношения с диско и принимало только космическую фанковую басовую линию от George Clinton из негритянской музыки. Называнием ему было техно.

Но и Чикаго повернуло в другом направлении, к самой буйной форме хауса к тому времени. Начало этому повороту положили два сумасшедших трека, которые Ron Hardy запустил в Music Box и они стали вероятно самой важной стадией в хаусе. Это был эйсид.

1988 год

Если быть честным, эйсид хаус появился задолго до 1988 года. Существовало множество чикагцев, которые покупали оборудование и учились делать треки, но среди них выделялся один ди-джей. Pierre начинал с игры итальянской музыки на роллерных дискотеках в пригородах Чикаго и подключал к своим пользующимся дурной славой вечеринкам Lil Louis. Phuture - это был я и еще два парня, Spanky и Herbert J. , - вспоминает Pierre. Мы купили синтезатор Roland 303 и хотели испытать, чем он может быть нам полезен. Когда мы его включили, эйсид звучание уже было в нем и нам понравилось это звучание. Мы решили добавить ударники и сделать трек. Мы дали его Ron Hardy, чтобы он сыграл его где-нибудь еще. Можете мне не верить, но в первый же раз он сыграл его четыре раза за ночь! Сначала люди спрашивали: что это за дерьмо? , но потом они полюбили это. Потом до меня дошли слухи, что Ron играет новые вещи, которые он назвал 'Ron Hardy's Acid Trax' и все думали, что это он сам написал их. Со временем мы обнаружили, что это наши треки, и мы не стали ломать голову над названием - 'Acid Trax'. Я думаю, мы могли выпустить их уже в 1985 году, но Ron играл их еще довольно долго, прежде чем они вышли на виниле .

Существует множество различных объяснений названия эйсид , и одно, поддерживаемой множеством людей, присутствовавших при этом, таково, что посетители Music Box обычно добавляли кислоту в воду. Однако Pierre подчеркивает, что Phuture всегда были против наркотиков, и цитирует трек о кокаиновом кошмаре с альбома 'Acid Trax' - - 'Your Only Friend'. 'Acid Trax' вышли в 1986 году, но не произвели большого впечатления за пределами Чикаго, как было с другим эйсид треком - 'I've Lost Control' от Sleazy D, с сумасшедшим смехом и повторяющимся странным хлюпаньем синтезатора. 'I've Lost Control' записали Adonis и Marshall Jefferson и это был первый эйсид трек вышедший на виниле, хотя сейчас уже невозможно выяснить с уверенностью который же был самым первым. В 1987 года эйсид звучание проникло в Великобританию. Там стал популярен треком, походящий звучанием на 'Give It To Me' от Bam Bam. Своим вокалом он сильно отличался от обычных эйсид треков, использующих вокал подобно разработанному в клубе Phantasy треку 'Fantasy Girl' от Pierre. хаус сцена Британии крутилась вокруг коммерческих наиболее популярных вещей из хаус-спектра, но к концу 1987 года андеграунд завоевал свое место с серией магнитных сборников 'Jack Trax' и открытием в Лондоне клубов Shoom и Spectrum. Местом главного действия перешло из Delirium в Heaven, где танцпол стал исключительно хаусным. В феврале 1988 года в Delirium прошла акция Конвенция дип хауса при участии чикагских исполнителей: Kym Mazelle, Fingers Inc., Xavier Gold, Marshall Jefferson и Frankie Knuckles. Из-за бедного освещения она прошла незамеченной. Но люди пришедшие туда стали главными двигателями хаус взрыва в Лондоне. Уже через неделю после акции была проведена первая кислотная вечеринка - Hedonism. Начался Британский эйсид хаус.

По мере того, как из Чикаго приходтлт новые эйсид-треки: '151' и 'Land Of Confusion' от Armando, 'Where's Your Child' от Bam Bam и 'The Poke' от Adonis, расширялся круг поклонников кислотного звучания. В Лондоне открылись клубы Rip, Love, Future, Confusion и Trip, в Манчестере - легендарный Nude. Ди-джеи внезапно обнаружили, что они потеряли год классической хаус-музыки. Когда в Чикаго закрылась радиостанция WBMX, сигнализируя о конце радио-музыки в городе, стало ясно, что место действия перносится в Британию. эйсид хаус стал самым крупным молодежным культом Британии со времен панк рока, Британские хаус-записи: 'Release Your Body' от Bang The Party, 'Jealousy - Lies' от Jullan Jonah (впоследствии использованная как основа 'Talking With Myself' от Electribe 101), 'Oochy Koochy' от Baby Ford, 'Voodoo Ray' от A Guy Called Gerald и 'Salsa House' от Richie Rich стали крупнейшими клубными хитами. Затем в чарты попали 'Theme From S'Express' от S'Express, 'We Call It Acid' от D-Mob, который популяризовал забавный клубный клич 'Aciiieeeeed!', и 'Acid Man' от Jolly Roger. Многие считают, что такой широкий отклик связан с появлением нового наркотика - ecstasy, но скорее всего наоборот - рост клубной сцены привел к внезапному повышению доступности наркотиков. Желтая пресса обнаружила, что происходит что-то неизбежно мрачное, появились репортажи о Вечеринках в стиле эйсид и о том, что в клубах открыто принимают наркотики.

Как и в Чикаго, решающую роль в распространении хауса в Британии сыграло радио. Это были не официальные радиостанции. Естественно вы не могли услышать негритянскую или танцевальную музыку на легальном радио и потребность аудитории в этой музыке обусловила появление множества пиратских радиостанций. Большинство расцвело в Лондоне и его округе, но были и в некоторых крупнейших городах. Подавляющее количество просуществовало несколько недель, но более организованные станции продолжали работать. Они обеспечивали изголодавшихся слушателей музыкой, которую они хотели слушать - Регги, соул, Джаз, хип-хоп и хаус. Шоу House That Jack Built от Steve Jackson на станции Kiss и 'Jacking Zone' от Jazzy M на LWR пользовались огромной популярностью. В то время был бум LWR, станция имела полумиллионную аудиторию , - говорит Jazzy M. Мы знали об этом не только из обзоров в газетах. В Jacking Zone приходило 40-50 писем в неделю и я был разорен из-за того, что вся моя зарплата уходила на новые записи. Если приходил самолет с импортом из Штатов, то в ту же ночь я ставил на шоу новые записи. Это было невероятно.

1988 год был не только кислотным, в среде хаус-музыки появилось настоящее разнообразие. Сначала это был стиль 'Balearic', эклектичный стиль от DJing. DJing выпускал ремиксы на хиты популярных артистов вроде MANDY Smith и квази-индустриальную музыку, подобную 'Join In The Chant' от Nitzer Ebb. При лидерстве Danny Rampling, Nicky Holloway, Paul Oakenfold и Johnny Walker, Balearic стал интегральной частью клубной сцены. Но потом хлынул поток репортажей в СМИ, и стиль стал фарсом, люди пытались сами делать дилетантские записи в стиле Balearic.

В Чикаго возродился дип хаус на Nightwriters. Вышли треки 'Promised Land' от Joe Smooth и 'It's Alright' от Sterling Void. Они стали крупнейшими клубными хитами, пока их не потеснил Marshall Jefferson с 'Devotion' от Ten City и 'Someday' от Ce Ce Rogers. Marshall покорил очередную вершине в 1988 году, объединившись с Kym Mazelle в треке 'Useless'. Это был дип хаус, основанный на двух вышедших в Британии лентах - 'Another Side' от Fingers Inc. и великолепной 'Can't Get Enough' от Liz Torres в соавторстве с Master C - J.

Ten City - один из важнейших этапов в развитии хауса. С самоуверенностью, невероятной для того времени , они относились с пренебрежением к чикагским лэйблам, которые в это время теряли исполнителей быстрее, чем находили новых, и направились в Нью-Йорк, где Merlin Bobb из Atlantic records буквально перехватил их. Они вернули хаусу традиционное соул звучание. И не случайно, что 'Devotion' была первой записью, имевшей успех на восточном побережье, где всегда были сильны ритм-н-блюзовые корни в клубной музыке. После следующего клубного хита 'Right Back To You', они в январе 1989 года ворвались в чарты Британии с 'That's The Way Love Is'.

Даже Детройт открыл для себя вокал. Хотя новое техно звучание и находилось под влиянием гимнов 'Strings 0f Life' от Rhythm Is Rhythm, 'Off To Battle' от Model 500 и 'Rock To The Beat' от Reese - Santonio, но появилась и 'Big Fun' от Inner City, техно-песня с вокалом от Paris Grey. Эта композиция еще выше подняла популярность Kevin Saunderson. Трек был записан на Virgin для проекта 'Techno! The New Dance Sound Of Detroit'. 'Big Fun' был очень успешным и в коммерческом плане. Saunderson с удивлением обнаружил себя в настоящем поп-дуэте. Он, подобно другим поп-исполнители, создавал видеоклипы, следующие за синглами и винилами.

Чикаго все еще находило новые пути в обновлении хауса, хотя последующие изменения и не быль столь же значимыми. рэп добавляли к хаус-трекам уже в 1985 году в 'Music is the Key' и в менее известных 'It's Percussion' от M-Doc, 'Rok Da House' от The Beatmasters и 'Let's Get Jazzy' от нью-йоркских KC Flight. Но именно Tyree Cooper (который уже имел в своем активе крупный клубный хит 'Acid Over') и рэппер Kool Rock Steady определили новый стиль - хип-хаус своим треком 'Turn Up The Bass'. Это был прогрессивный трек, комбинирующий рэп Kool с классическим чикагским фортепианным звучанием и фирменным стилем Tyree. Вслед за этим треком на DJ International вышел 'Yo Yo Get Funky' от Fast Eddie.

Но открытием 1988 года года стал не чикагский или детройтский исполнитель. Нью-Йорк начал демонстрацию мускулов. Город, уже когда-то названный мировой столицей танцевальной музыки, хотел вернуть себе свет рамп. Прорыв возглавил некому не известный парень из Бруклина - Todd Terry. Дебютом стал трек от Masters At Work, затем Todd всколыхнул всю хаус-сцену треками 'Bango' (на который был очень зол Kevin Saunderson, из-за того, что там использовались сэмплы из его записей), 'Just Wanna Dance', 'In The Name Of Love' от Swan Lake, 'A Day In The Life' и 'Warlock' от Black Riot и еще одним, который стал крупнейшим клубным хитом года - 'Can You Party!' от Royal House. Несмотря на нью-йоркское происхождение, сэмплы Todd больше всего напонают хаус, разработанный испанцами в Британии. Todd стал гвоздем хаус-сцены. По уже известному сценарию, 'Can You Party' попал в Top 20 в октябре при широкой поддержке клубов. Сразу за ним последовал другой трек, вышедший на новом лэйбле Big Beat, 'The Party' от Kraze. С появлением новых лэйблов Cutting (уже выпустившем в 1987 году классику от Nitro Deluxe - 'Let's Get Brutal') и Warlock станоло ясно, что Нью-Йорк обошел Чикаго в гонке. Появился и легендарный лэйбл Nu Groove.

1989 год

К этому времени Британия и ее музыкальный станок стали центром танцевальной движения. После падения спроса на эйсид, английские исполнители открыли новый бит из Бельгии. Проблемой было то, что за исключением одной или двух гениальных записей вроде 'Flesh от A Split Second, все за пределами Бельгии ненавидели новый бит, пересечение эйсида, техно и тяжелой индустриальной евро-музыки. Потом англичане открыли для себя гараж. Термин гараж уже давно использовался в хаус-мире, чтобы отделить мягкое, подобное соулу звучание из Нью-Йорка от более энергичного дип хауса Чикаго. Американцы ничего не понимали. Для большинства нью-йоркцев, гараж - это то, что играли в закрывшемся два года назад клубе Paradise Garage. То что они делали было клубной или танцевальной музыкой, а хаусом были все треки из Чикаго. Но они были счастливы, что кому-то нравиться их звучание. Tony Humphries, который был сначала на нью-йоркской радиостанции Kiss с 1981 года, а с 1982 года - в Zanzibar в Нью-Джерси, стал инструменталистом демонстрируя звучание Джерси. Он был наиболее восприимчивым ди-джеем в Нью-Йорке, но и его стиль был слиянием ритм-н-блюзового танца и хауса.

Я действительно считал, что хаус начался с записей Virgo, которая выпустила тот самый 'Love Is The Message', и я использовал его бит и другие записи из Чикаго как заполнение в паузах вокала, то есть если я играл Jean Carne, я бы использовал ударники с треков Virgo перед ним. Вокал всегда был моим пристрастием, и я говорил людям из Чикаго, что мы здесь в Джерси по настоящему уважаем их Marshall Jefferson, Frankie Knuckles и JM Silk. Многое было из Филадельфии и это было в нашем вкусе. Я стал известным благодаря новому звучанию, и чтобы оставаться впереди всех, я должен был выпускать все новые и новые вещи. В 88-89 годах я выпустил записи живого действия в клубе Zanzibar, сначала в день моего рождения, а затем во время New Music Seminar. И внезапно все заговорили о звучании из Джерси.

Blaze был первенцем нового видения соула, за ним последовали Phase II, которые ударили своим оптимистичным гимном 'Reachin', и Hippie Torrales' Turntable Orchestra с треком 'You're Gonna Miss Me'. Затем были девочки - Vicky Martin с 'Not Gonna Do It' и конечно Adeva, за которой стояла талантливая команда Smack Productions. 'In And Out 0f My Life' вышла на Easy Street за год до того, но когда Cooltempo использовал певицу из Джерси в качестве основы своей кавер-версии трека 'Respect' от Aretha Franklin, последовал настоящий успех. 'Respect' попал в Top 40 в январе и продержался там два месяца, пока 'One Man' от Chanelle и затем ее же работа в сотрудничестве с Paul Simpson - 'Musical Freedom' последовали примеру. Но это еще не конец. Jomanda, разделявшая успех с Tony Humphries на массивной сцене в Brixton's Academy, была следующей с 'Make My Body Rock'. Они были популярны в Штатах, но их звучание никогда не пересекло океан.

Нью-Йорк продвигался широкой поступью и этим был обязан звучанию Джерси. Вслед за успехом Todd Terry, нью-йоркские сэмплы плодились как лесной пожар, в частности Frankie Bones, Tommy Musto и Lenny Dee на Fourth Floor, Breakin' Bones на Nu Groove records. Nu Groove, построенный фондом близнецов Burrell, становились самым хитовым хаус-лэйблом. Nu Groove начался год назад с записями 'My Love Is Magic' от Bas Noir и 'Your Love' от Aphrodisiac и к 1989 году был на вершине. Nu Groove никогда не фокусировался на одном звучании - с такими разными исполнителями как Burrells, Bobby Konders и Frankie Bones это было невозможно - и они никогда не выпускали по настоящему крупный хит, но политика лэйбла становилась все сильнее и сильнее. Среди их исполнителей был Kenny 'Dope' Gonzalez в дуэте с Little Louie Vega (пришел в хаус с проектом Freestyle Orchestra). Главный конкурентом Nu Groove стал Strictly Rhythm, открывшийся в 1989 году, хотя их первый успех пришелся только на следующий год. Два других нью-йоркских продюсера, которые так же начали производить шум, были Clivilles и Cole с треком от Seduction - 'Seduction' и их великолепно глубоким миксом на 'Notice Me' от Sandee. Их успех связан с ремиксом на 'Pink Cadillac' от Natalie Cole. Другой парень также сделать себе имя в качестве хаус-ремиксера - David Morales.

Хитом на расцветающей рэйв-сцене Британии была запись, не произведшая большого фурора в родном Нью-Йорке - 'Somebody In The House Say Yeah' от 2 In A Room на лэйбле Cutting Records. Она использовала цитаты из треков Todd Terry, Louie Vega, George Morel и нескольких других исполнителей, известных только в Нью-Йорка.

К лету 89 года эйсид-сцена переросла в рэйв-сцену, ставшую настолько большой, что промоутеры выступили с идеей проведения крупных акций в сельской местности за пределами Лондона. Эти акций могли не только собирать тысячи посетителей, но и продолжаться всю ночь. Несмотря на то, что сцена дегенерировала из-за смехотворного количества ди-джеев и наплыва исполнителей в стиле гангстер, появилось множество промоутеров, которые видели, сколько можно на этом сделать денег. Записи 'Real Life' от Corporation Of One, 'Let Me Love You For Tonight' от Karlya и 'Pacific' от 808 State стали гимнами на открытом воздухе.

Несколько из этих гимнов вышли на лэйбле, стартовавшем год назад в Канаде. Toronto's Big Shot Records был детищем Andrew Komis и Nick Fiorucci, и они были сильно удивлены, когда 'Let It Loose' от Amy Jackson, 'Give Me A Sign' от Index, 'Get Up' от Jillian Mendez и 'Come Get My Lovin' от Dionne стали крунейшими клубными хитами в Британии. Я был ошеломлен Англией. Для меня это была страна футбола и Queen, но я сильно ошибался , - говорит Andrew Komis. Cцена подогревалась радиостанциями. Хотя оригинальные пираты и исчезли из эфира в попытках получить лицензии (Kiss получила ее в 1990 году) и штрафы сильно возросли, в эфире появилось новое поколение пиратов - Sunrise, Center Force, Fantasy, Dance и бесчисленное количество других. Юные, громкие и невероятно непрофессиональные, они подрывали бесконечную диету андеграундной хаус-музыки и поддерживали все рэйвы.

Другой набор невероятно успешных записей пришел из страны, еще более неожиданной, чем Канада. хаус записи с континента становились все более общим явлением, хотя большинство из них и было кавер-версиями штатовских и британских записей. Итальянская Cappella ворвалась во все чарты с 'Helyom Halib'. Это стало возможным благодаря тому, что она была основана на крупнейшем клубном хите из Чикаго, который никогда не пересекал океан - 'Work It To The Bone' от LNR. Затем были Starlight с 'Numero Uno' и Black Box с 'Ride On Time', обе - работа команды Groove Groove Melody. В 'Ride On Time' была блестящая идея в использовании вокала из 'Love Sensation' от Loleatta Holloway в композиции с обжигающим пианинный гимном. По мере того как запись поднималась в чартах к первому месту, впервые после 'Jack Your Body', шлюзы открылись. Итало-хаус был счастливым, легковесным стилем, выращенном в гедонистических адриатических клубах. И это звучание проникло всюду - начиная с крупных рэйвов и заканчивая хипповыми клубами. Те кто говорили, что в треках нет содержания (большинство записей были экстремально банальными) были поставлены в тупик зрелым звучанием , появившемся с 'Sueno Latino' от Sueno Latino и 'What You Need' от Soft House Company. Итальянцы влились в хаус музуку с появлением лэйбла Irma, признанном в Нью-Йорке с открытием там магазина.

Даже в 1989 году, когда хаус музыка уже стало достоянием всего мира, Чикаго имело пару трюков про запас. Под управлением Steve Poindexter и Armando, андеграундная сцена города обратилась к корням с новым, минималистическим стилем, более грубым и диким чем оригинальные барабанные треки. Появилось звучание, объединившее эйсид и техно - хардкора. Еще одним ведущим исполнителем, знаменитым своими сумасшедшими треками 'War Games' и 'Video Clash', был Lil Louis. Пока его партнер DJ Pierre маялся со своим с Jive Records (его судьбу разделяла и Liz Torres), который открылся в Чикаго, время Louis пришло в 1989 году с треком, который замедлялся до полной остановки и в качестве вокала использовал только женсие стоны - 'French Kiss'. 'French Kiss' стал крупнейшим клубным хитом, добрался до второго места в чартах и послужил основой альбома от Louis при поддержке Epic в Штатах и ffrr в Британии. Хотя стиль и появился тремя годами раньше с треками 'Sensuous Woman Goes Disco' от Jackmaster Dick и 'Break 4 Love' от Raze, 'French Kiss' положил начало феномену секс-треков, продолжающемся уже несколько лет.

Hula, K Fingers, Martell и Maurice сформировали еще одну чикагскую команду - Da Posse. Их ранние треки (вроде 'In The Life') были сделаны на основе старых записей от Rhythm Is Rhythm. Но вышедшая на Dance Mania дип хаус композиция 'Searchin Hard' позволила им заключить контракт с Republic Records, основанной Dave Lee. Для этой компании они записали отличный альбом. Позднее они сформировали собственный лэйбл - Clubhouse Records. Два других основателя хауса попытались объединиться в 1989 году - Frankie Knuckles и Robert Owens. С японским клавишником Satoshi Tomiie они записавшие 'Tears'. 'Tears' были великолепной записью, но почему-то она не попала в чарты. Несмотря на популярность Kevin Saunderson, Derrick May и Juan Atkins, детройтское движение затихло и последний ориентированный на техно клуб - Music Institute - закрылся. Но на горизонте появились новые энтузиасты возрождения Детройта - Carl Craig и Marc Kinchen (молодой протеже Saunderson, который уже выпустил свою первую работу на KMS).

Несмотря на апатию американского музыкального бизнеса и повторяющиеся попытки вытеснить хаус в Британии хоть чем-нибудь, ритм четыре четверти вошел в новое десятилетие в расцвете сил. С каждым следующим месяцем формируются андеграундные танцевальные сцены в новых городах и новых странах. Даже Испания испытала собственную эйсид-манию в 1989 году и породила талантливого исполнителя из Барселоны - Raul Orellana. Он основал свой собственный стиль - смесь фламенко и хауса. Сегодня высказывание Robert Owens в документальном фильме Британского телевидения в 1988 году 'Club Culture' уже кажется вполне оправдавшимся.

Это не просто бум-бум-бум. Это что-то говорит моему сердцу. Что-то, под что я могу танцевать и учиться. Я уверен, что однажды хаус станет повсеместным. Просто требуется время, чтобы он дошел до сознания людей .

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Направления e-music:

Lo-fi

News image

Lo-fi  (Лоу-фай) - один из феноменов, порожденных «альтернативой» с ее идеями «независимости». Lo-fi (low-fidelity) - особая саунд-эстетика, родивша...

Jazz-House

News image

Jazz-House (джаз-хаус) – музыкальный стиль, который возник из гремучей смеси House и Jazz. Методы работы многих jazz-house-музыкантов значительно от...

Dark Ambient

News image

Dark Ambient (дарк эмбиент) – специфическая форма ambient, автором и родоначальником музыки является Brian Eno. Позже эта музыка была соединена с те...

Acid jazz

News image

Acid jazz (эйсид-джаз) — музыкальный жанр, в котором соединены элементы джаза и фанка 70-х и танцевальной музыки 90-х или хип-хопа. Становление жанр...

Funky Breaks

News image

Funky Breaks (фанки брейкз) – это смесь trance, hip-hop и jungle. Funky Breaks, благодаря своей популярности, стал одним из самых широко распростран...

Авторизация

Забыли пароль? Забыли логин? Регистрация

Знаете ли?

Структура psytrance трека

News image

Звуковое путешествие Структура psytrance трека обычно отражает идею путешествия. Трек начинается легкими волнами звука, медленно нарастающими, с ...

Крымские власти изменят имидж Казантипа?

News image

Мы уже писали о том, что огромную популярность республики Z среди народа не разделяют крымские чиновники. И дело не только в разных музыкальных прис...

Байки из клуба

News image

Вaм в голову никогда не летали пустые рюмки? На вас никто не набрасывался с тяжелой пепельницей? Не наставляли пистолет со словами: «Мне нравится тв...


За вертушкой:

News image News image News image News image News image News image News image News image

События - впечатления:

News image

Купить металлопрофиль стало реально практически не вставая со своего стула

В обивке стен сегодня активно используют профлист. Раньше металлопрофиль использовался в установке заборов. Расширенная цветовая гамма создает возможн...

Список рекомендаций для маникюра в домашних условиях

Непревзойденный маникюр простым лаком сегодня выступает одним из наиболее часто встречаемых украшений каждой представительницы прекрасного пола. После...

Большинство аналогов, которые известны сегодня, не могут даже примерно повт

Некоторые мужчины чувствуют угнетенность, причиной которой является слабое сексуальное здоровье. Если Вы думаете, что выхода нет, это совсем не так, в...

More in: События. Впечатления, Мероприятия, Новости сайта

Легенды клубной сцены:

Удобные Bluetooth наушники AirBeats отличный подарок спортсмену или человек

Запутанные провода наушников являются одной из самых больших проблем. Так или иначе, в кармане наушники всегда запутаются. Возможно, Вы уже слышали о ...

Удобные Bluetooth наушники AirBeats отличный подарок спортсмену или человек

Одной из самых больших проблем современности являются запутанные провода наушников. Так или иначе, в кармане наушники всегда запутаются. Разрешить про...

Популярные наушники AirBeats подходят для таких гаджетов как: Айфон, Самсун

Запутанные провода наушников являются одной из самых больших проблем. Запутанность наушников является уже негласным правилом жизни, и это независимо о...

More in: Представители электронной сцены, Гуру электронной сцены, Интервью, Биографии, Новости